Омар Хаям рубаи.

Автор сайта родился 18 мая в день рождения Омара Хайяма. Известен он во всём мире как философ и выдающийся поэт, автор цикла философских рубаи. Омар Хайям также известен созданием самого точного из ныне используемых календарей. На протяжении всей жизни он писал рубаи, в которых высказывал свои сокровенные мысли о жизни, о человеке и Боге. С годами количество приписываемых Хайяму четверостиший росло и к XX веку превысило 5000. Возможно, свои сочинения приписывали Хайяму все суфии и просто те люди, кто опасался преследований за вольнодумство и богохульство. Точно установить, какие из них действительно принадлежат Хайяму (если он вообще сочинял стихи), практически невозможно. Некоторые исследователи считают возможным авторство Хайяма в отношении 300—500 рубаи. Рубаи Омара Хайяма на русский язык переводили по своему О.Румер, К.Герра, И. Тхоржевский, А. Некора и другие. В детстве мне их иногда читал наизусть отец. Когда его не стало, я впервые прочел сам его рубаи и со злостью выкинул книгу, но чем дольше я живу, тем больше я люблю поэзию Омара Хаяма. Чтобы меня не приняли за вольнодумца и богохульца, я тоже сошлюсь на него и буду постепенно переводить рубаи на свой лад.

Без гор и перевалов – что за жизнь?
Без сладких звуков водопадов – что за жизнь?
Все, что в городе ты видишь – стоит мало.
Но на Кавказе на вершине — светла и жизнь!

О мудрец! Если бог тебе дал напрокат
Загедан, Имеретинку, цветы и закат —
Не выращивай в сердце безумных желаний,
Если все это есть — ты безмерно богат!

Всем сердечным движениям волю давай,
Сад желаний возделывать не уставай,
Звездной ночью блаженствуй на альпийской травке:
На закате — ложись, на рассвете — вставай.

Если будешь всю жизнь наслаждений искать:
Бродить по горам, рассветы встречать —
Все равно тебе с этим придется расстаться.
Жизнь похожа на сон. Но не вечно же спать! 

Ты обойдён Вершиной Эльбруса? — Позабудь!
Дни без опасных вершин мчатся? — Позабудь!
Беспечный ветер в вечной книге жизни
Мог и не той страницей шевельнуть!

Хорошо, если снаряга твоя без прорех.
И о красивом закате подумать не грех.
А категорий и званий и даром не надо —
Жизнь дороже богатства и почестей всех.

Не станет нас. А Кавказу — хоть бы что!
Исчезнет след. А Кавказу — хоть бы что!
Нас не было, а он сиял и будет!
Исчезнем мы… А Кавказу — хоть бы что!

Все ароматы жадно я вдыхал, 
Пил все лучи. И горы все покорить желал. 
Что жизнь? – Ручей земной блеснул на солнце 
И где-то в черной трещине пропал.

Склон цветущий, вершина и чаша с ледником —
Вот мой рай. Не хочу очутиться в ином.
Да никто и не видел небесного рая!
Так что будем пока утешаться в земном.

Жизнь — пустыня, по ней мы бредём нагишом.
Руководитель группы, полный гордыни, ты просто смешон!
Ты для каждого перехода находишь причину —
Между тем он давно в небесах предрешён.

Жизни стыдно за тех, кто сидит и скорбит,
Кто не помнит утех, не прощает обид.
Иди в горы, покуда у ботинок не лопнули петли!
Кати на борде , пока лавиной ты не убит !

Надо жить, — нам внушают, — в постах и в труде!»
«Как живете вы — так и воскреснете-де!»
Потому я с любимой и горами неразлучен,
Чтобы так и проснуться на страшном суде.

Завел я грядку Мудрости Спорт Марафона в ютуб. 
Ее загружаю, жду и смотрю  … 
Подходит жатва, а из грядки голос: 
«Гигабайтами пришла и ветерком уйду». 

Все цветы для тебя в этом мире цветут,
Но не верь ничему — все обманчиво тут.
Поколения туристов придут и уйдут,
Рви цветы и тебя в свое время сорвут.

Один припев у мудрости моей:
Жизнь коротка — так дай же волю ей;
Умно бывает — подстригать деревья,
Но не побыть в горах — куда глупей.

Трудно замыслы бога постичь, старина.
Нет у этого неба ни верха, ни дна.
Сядь в укромном углу и довольствуйся малым:
Лишь бы Гвандра была хоть немного видна!

Когда плачут весной облака – не грусти,
Верь, цветущий Тхач увидишь на нашем пути.
Травка эта, которая радует взоры,
Завтра будет из нашего праха расти.

Я не знаю куда, умерев, попаду:
Райский сад меня ждет или пекло в аду.
Но пока я не умер, по-прежнему буду
Встречать закаты на альпийском лугу. 

«Не ходи , Димон!» Ну, как им объяснить,
Что в темноте я не согласен жить!
А закат и красота Кавказа —
Вот два блестящих повода, чтоб жить!

Немолящимся грешником надобно быть —
Веселящимся туристом надобно быть.
Так как жизнь драгоценная кончится скоро —
Шутником и насмешником надобно быть.

Ты — воин с сетью: уловляй сердца!
Рюкзак, поход — и в тень у озерца.
Ручей поет: «Умрешь и станешь глиной.
Дан ненадолго лунный блеск лица». 

Из края в край мы держим к смерти путь;
Из края смерти нам не повернуть.
Смотри же, в здешнем караван-сарае
Своей любимой Надежды случайно не забудь!

Я спросил у старого черкеса: «Что ты извлек
Из своих манускриптов?» — Старейшина изрек:
«Счастлив тот, кто в объятьях красавицы нежной
От инстаграма и WhatsApp далек!»

Я спрашиваю: «Чем ты ,Дима, обладал?
Что впереди?.. Метался, бушевал…
А станешь прахом, и промолвят люди:
«Пожар короткий где-то отпылал».

Мне говорят, что Бог создал меня,
И Солнце, Тхач, костер чтобы грелся я у огня,
Мембрану, рюкзаки, походы и туристов всех-…,
Добро и Зло…- все Он, а где же Я!

Дураки инструктором считают меня, 
Видит Бог: я не тот, кем считают меня. 
О себе и о горах я знаю не больше 
Тех глупцов, что усердно ждут категорийного похода  от меня.

Плеч не горби, Димон! Не удастся и впредь
Черной скорби душою твоей овладеть.
До могилы глаза твои с радостью будут
На Тхач, на блестящую Гвандру глядеть.

Книга жизни моей перелистана — жаль!
От хребтов, гор, закатов осталась печаль.
Юность-птица: не помню, когда прилетала
И когда унеслась, легкокрылая, вдаль.

Этот мир красотою Диму пленил.
Ароматом и цветом своим опьянил.
Но источник с живою водою — иссякнет,
Как бы ты бережливо его ни хранил! 

В поход сходил — и радуйся, Димон!
На вершине был — и радуйся, Димон!
Придет ничто, прикончит эти бредни.
Еще ты жив — и радуйся, Димон!